У меня на двери очередная пентаграмма. 3 страница

Дерево внизу улицы загорелось. Древесина трескалась и раскалывалась, издавая звуки, словно выстрелы.

Крис оглянулся назад, на дом, вглядываясь в темные окна наверху и пытаясь уловить хоть какое-нибудь движение. Они ехали на нейтралке с выключенными фарами, но в любой момент огни на крыльце могли зажечься, и из дома буквально вылетел бы Майкл.

Крис сглотнул.

Габриэль ударил его кулаком в плечо.

— Расслабься.

— Постарайся никуда не врезаться. Иначе мы не сможем объяснить, как так получилось.

Молния ударила прямо у подножия подъездной дорожки, в пяти футах от них. Крис подпрыгнул от неожиданности.

Габриэль рассмеялся.

— В этот раз просто повезло.

Крис нахмурился.

— У нас есть план или что-то в этом роде? Зачем нам нужны все эти удобрения?

— Потому что они взорвутся, когда я ударю в них молнией.

Крис пожалел, что не сидел за рулем, потому что он тут же остановил бы грузовик.

— А ну-ка, повтори еще раз!

— А что ты думаешь, мы собираемся делать? Туалетную бумагу им домой?

— Нет, но...

— Будет просто маленькая вспышка и удар, предупреждение, что с нами лучше не связываться. Мы не собираемся их взрывать. Боже, ты хуже, чем Ники.

Крис уставился в окно, разглядывая сквозь темноту льющий дождь, образующий серебряные потоки там, куда попадал свет фар. Габриэль ехал быстро, но Крис не волновался о том, что тот может не справиться с управлением. Не важно, насколько скользкой была дорога, вода удержит их.

— Эй!

Крис повернул голову. Габриэль смотрел на него, его насмешливое выражение лица теперь исчезло.

— Только не говори мне, — сказал Крис, — что ты передумал насчет взрыва.

— Ты же понимаешь, что эта цыпочка много знает, правильно?

Крис пожал плечами и снова уставился в окно. Он едва ее знал.

Она просто спасла ему жизнь.

Он продолжал думать об ее глазах, темных и сияющих в лунном свете, когда она на парковке стояла перед ним на коленях.

— Нет, серьезно, — сказал Габриэль. — Как и половина футбольной команды, и некоторые ребята, играющие в лакросс[4]...

— Я понял. Спасибо.

Дождь стучал по грузовику, ударяя по руке, выставленной наружу. Питая его своим раздражением.

Габриэль снова посмотрел на дорогу.

— Я просто подумал, что ты должен знать.

Потом Криса осенило.

— Ты?

— Пожалуйста, — усмехнулся Габриэль. А потом бегло посмотрел на него. — Я хочу сказать, без обид...

— Все нормально.

— Она симпатичная и все такое, но мне больше нравится завоевывать, если ты понимаешь...

— Ну, хватит.

Но Крис улыбался.

Габриэль выключил двигатель и фары, когда они свернули на улицу, где жил Тайлер, оставив грузовик катиться на нейтралке. Крис втянул руку обратно в кабину, несмотря на протест воды, опасаясь, что его бледная кожа будет заметна в темноте. Он снова чувствовал его дыхание, громче дождя снаружи, которое практически эхом отдавалось в кабине.

Габриэль со свистом дышал сквозь зубы.

По мнению Криса, звук был похож на тот, что издает рупор с диафрагмой.

— Как ты узнаешь, что они взорвутся? — прошептал он, боясь, что голос выдаст его. Он не ждал ответа, а лишь хотел, чтобы Габриэль прекратил издавать этот проклятый свист.

— Ты смеешься? Мы с Ником все время взрываем что-то подобное.

Крис уставился на него, на мгновение забыв о своей напряженности.

— Правда?

— Да. — Габриэль глянул на него, а затем снова встряхнул головой. — Чувствуешь себя обделенным, Кристофер?

Да. Он чувствовал. Но Крис опустил руку и шлепнул ею по колену.

— И вы никогда не попадались?

— Не-а. — Но потом, брат, казалось, передумал. — Ну, ладно. Один раз, но мы убежали.

— И где же это было?

— На пляже у парка Форт Армистед.

Крис удивился, был ли в курсе этого Майк. Возможно, что нет.

Габриэль потянулся и крепко схватил Криса за руку.

— Ты же будешь держать рот на замке, да?

— Конечно, — Крис старался, чтобы его голос звучал ровно, будто они говорили о чем-то несерьезном. — Как скажешь.

Габриэль отпустил его.

— Эй, там машина Тайлера?

Впереди на улице был припаркован гладкий черный внедорожник, почти невидимый в темноте. Недалеко от дороги находился дом Тайлера, широкое кирпичное здание в два этажа, окруженное ленивой растительностью.

Крис вздохнул. Он был здесь всего один раз, но никогда этого не забудет.

— Да.

— Заставь дождь литься сильней — сказал Габриэль. — Как думаешь, тебе по силам сделать град?

Теперь, когда они находились так близко к дому, Крису хотелось уцепиться за грузовик, как за единственный спасательный круг.

— Ты просто положишь мешки в переднем дворе? Или как?

— Мы, брат. Мы. — Габриэль прищелкнул языком. — И думаю, у меня есть идея получше.

Ты хочешь развернуться и отправиться домой? Может быть, они могли бы взрывать мешки на пляже. Никто не разозлится, и никто не узнает.

Никто не выйдет из дома и не выбьет из них всю дурь.

Боже, какой же он слабак!

— Да? И какая же?

— Помоги мне расставить мешки вокруг его машины.

Дождь приветствовал его ночным воздухом, пропитывая одежду и давая ему силы. Это действовало лучше, чем адреналин. Крис откинул с глаз мокрые волосы и взял мешок, закидывая его на плечо. Он двинулся, чтобы бросить мешок под одно из колес машины Тайлера, но Габриэль взмахом руки остановил его.

Его брат наклонился ближе к нему и сквозь дождь произнес:

— У него может стоять сигнализация. Не трогай машину.

— И насколько сильным будет взрыв?

Габриэль уже направлялся назад.

— Что?

Крис вздохнул.

— Забудь.

Он вытащил из кузова еще один мешок, кладя его перед внедорожником.

Габриэль поймал его за руку.

— Ты что-нибудь слышишь?

Крис слышал лишь звук дождя и свой пульс. Темнота поглотила все. Он искал ответы у воды, но дождь слишком сосредоточился на мести и опасности, чтобы ответить ему.

— Давай, — сказал Габриэль. — Поторопимся!

Они стояли посреди асфальтированной дороги, окруженные взрывчаткой — неподходящее место для разборок с Тайлером и его дружками. Но единственные видимые движения вызывали дождь и ветер в деревьях.

Крис проглотил свой страх и схватил другой мешок. Этот отправился в переднюю часть внедорожника. Габриэль положил один у заднего колеса, затем выпрямился и вытер руки о карманы своих джинсов. Он улыбнулся Крису.

— Видишь? — крикнул он. — Не о чем беспокоиться.

И тут хлопнула автомобильная дверца.

Габриэль развернулся. Звук раздавался из-за грузовика, но света не было. Они никого не увидели. Крис почувствовал, как его руки сжались в кулаки, готовые к бою. Когда они напали на него за школой, у него ничего не было. Но теперь у него были сила дождя и брат рядом с ним.

Хлопнула еще одна дверца.

Габриэль глянул на него, и Крис смог прочитать в его глазах немой вопрос. Драться или бежать?

Из темноты донесся голос:

— О, вы только поглядите. Прямо у моего дома стоит грузовик семейства Меррик.

Тайлер. Страх сжал горло Криса. Дождь стал холоднее, как бы кусая его и убеждая бороться.

Сквозь дождь он услышал грубый скребущий звук, тонкий и резкий. Металл по металлу. А потом из темноты возникло лицо Тайлера.

Он царапал своими ключами дверцу грузовика Майкла.

— Ключи? — сказал Габриэль и вышел вперед, отталкивая Тайлера. Его голос был непринужденным, но движение полным угрозы. — В чем дело, школота?

Тайлер посмотрел мимо него, явно обратив внимание на мешки с удобрением, выстроившиеся вдоль его внедорожника.

— Вечерние работы в саду?

В небе прогремел гром.

— Вроде того, — ответил Габриэль.

Самообладание Криса было на исходе. Он еле сдерживался, чтобы не задушить Тайлера водой, не заморозить его на глазах у других парней, не нарушить обещание, данное родителям.

Тайлер посмотрел в сторону, а потом повернулся и криво усмехнулся — в лунном свете его усмешка выглядела безумной.

— Вы же не будете призывать стихии, ведь так?

— А кому они нужны? — спросил Габриэль.

Затем он ударил его кулаком.

Тайлер отшатнулся назад к грузовику, а Габриэль последовал за ним, ударив другого парня, стоящего сзади у машины.

— Только попробуйте еще раз тронуть моего брата!

Крис ощутил прилив гордости.

А потом кто-то схватил его сзади и толкнул на решетку радиатора грузовика.

— Что случилось? — спросил Сет. — Сейчас здесь нет твоей девчонки, чтобы защитить тебя?

О Боже, как же он сглупил! Это был внедорожник Тайлера. А они слышали другую машину. Ну, конечно же, Тайлер не мог быть один!

Крис попытался вывернуться из рук Сета, но тот твердо стоял на бетоне, что означало, что его хватку практически нельзя нарушить.

Дождь превратился в град. С острыми краями.

Сет снова ударил его о решетку.

— Прекрати это дерьмо немедленно!

— Какое? — невинно спросил Крис, проклиная свой голос за то, что тот прохрипел. До этого дождь исцелил его ребра, но они все еще болели. — Не любишь ливни?

Сет развернул его и ударил по лицу.

Крис не понял, что упал, пока не ударился затылком об асфальт. Боже, этот парень мог ударить снова. Крису нужно сберечь свои легкие для дыхания.

Дождь превратился в косой мокрый снег, который ударяясь о грузовик, отлетал от него, как ракета. Теперь Сет шел на Габриэля, оттаскивая его от Тайлера.

Затем Сет схватил Габриэля и кинул его на грузовик, пытаясь задушить.

Крис вскочил с земли. Через дождь ему передался страх его брата. Он вложил всю силу в мокрый снег, пытаясь ослабить хватку Сета.

Но это походило на бой со статуей.

Тайлер схватил его за руку, чтобы оттолкнуть в сторону. Они сцепились в темноте. В небе вспыхнула молния, ударив прямо в траву.

Глаза Тайлера расширились, а потом его хватка стала горячее, обжигая руку Криса. Тот ударил его, но Тайлер не отпускал его.

Молния ударяла в землю, шипя на тротуаре, в двух шагах от мешков с удобрениями.

Заморозить. Крис только подумал об этом, а Тайлер уже кричал, прижимая руки к лицу.

Но Сет все еще удерживал Габриэля. Он сделал резкое движение руками, как в фильмах, когда один хочет сломать другому шею.

Все небо прорезала молния.

Удобрение взорвалось. Звук, жар были очень сильными. Крис снова упал на землю и потерял ощущение направления. Его глаза жгло от взрыва, и он ничего не мог видеть. Сет не смог бы справиться с этим. Поэтому где-то здесь должен быть Габриэль.

Дождь забарабанил быстрее. От огня уже не осталось ничего угрожающего, только лишь вздымающийся дымок.

Чья-то рука поймала его за руку, разворачивая. Крис сопротивлялся, размахивая кулаками, прежде чем понял, кто держит его.

— Эй! Парень!

Ему в глаза ударил свет. Один парень, нет, двое, стояли над ним.

— Успокойся!

Крис посмотрел наверх, моргая от пляшущих перед глазами вспышек.

Это не Тайлер и не Сет.

Копы.

Глава 5

Небольшие зеленые линии на циферблате часов сообщили ему о том, что уже почти три часа утра. Крис был рад, что сидел сзади в кабине грузовика, спрятавшись в затемненном уголке за своим старшим братом.

— Не понимаю, чем ты так расстроен.

Габриэль сидел впереди, привалившись к двери, в тусклом свете он выглядел вымотанным и мрачным.

Пальцы Майкла вцепились в руль. Фары светили через заднее стекло, и Крис мог видеть, как у Майкла напряжены мышцы предплечий. Ник следовал за ними на внедорожнике, это он привез Майкла, чтобы забрать их.

Крис хотел поехать домой с Ником, но Майкл практически за ухо оттащил его к грузовику.

— Ах, ты не понимаешь, чем я расстроен? — голос Майкла был низким и опасным.

— Нас же ни в чем не обвинили.

Крис выглянул в крошечное окошко на заднем сидении. Копы угрожали, но, слава Богу, они купились на глупую историю о розыгрыше, который пошел не так, как надо. Они их обыскали и надели наручники, а потом оставили сидеть и дожидаться на влажном тротуаре, в то время как дождь, стекая по волосам, попадал ему в глаза.

То же самое они сделали с Тайлером и Сетом.

Крис не жалел об этом ни минуты.

— Ты не понимаешь, — сказал Майкл, и голос его становился все громче, — из-за чего я расстроен?

Над головой в небе прогремел гром. Молния ударила за деревьями, прямо перед ними, осветив глаза Габриэля.

— Ты имеешь в виду, помимо того факта, что ты — большая задница?

— Вот только не начинай.

Габриэль фыркнул и выглянул в окно.

— Ну и что ты собираешься со мной сделать? Посадить под домашний арест? Закрыть в комнате и даже не давать полагающийся обед?

— Тебе это не нравится? Тогда выходи.

— Отлично! Останови.

Майкл проигнорировал его.

Габриэль фыркнул

— Вот видишь.

— Закрой рот. Если я тебя выпущу, то ты поедешь с Ником.

Крис почти жалел, что его не оставили с полицейскими. Когда его братья начинали ругаться, то лучше было оказаться в каком-нибудь другом месте.

Майкл посмотрел в зеркало заднего вида.

— Хочешь поспорить?

Крис не открывал рта и лишь покачал головой.

Майкл повернул голову в сторону Габриэля.

— Самое худшее в этом во всем — это то, что ты втянул сюда и Криса. Уже достаточно и того дерьма, что вы устраиваете с Ником...

— Он меня не втягивал, — отрезал Крис. — Я сам хотел пойти.

Он ненавидел то, как сказал это Майкл, будто Крис поплелся за братом как бродячая собака, которую заманили куском мяса и поглаживанием по голове.

А если было именно так?

Он отбросил эту мысль. Может быть, Габриэль и перестарался — Крис теперь понимал, что должен был что-то заподозрить, когда с ними не пошел Ник. Но Крис не обвинял Габриэля. Он был ему благодарен. Боже, он впервые почувствовал, что кто-то из его братьев понял его.

— Это не его вина, — сказал Крис.

Габриэль глянул на заднее сидение, поймал взгляд Криса и улыбнулся.

Солидарность. Крис улыбнулся в ответ.

— Вы же знаете, что я могу потерять опеку над вами, так? — сказал Майкл. — Вы ведете себя, как кучка малолетних преступников, а они только и ждут случая, чтобы засадить вас, как можно быстрее...

— Хнык-хнык, — произнес Габриэль. Но его улыбка исчезла.

Майкл взглянул на него.

— О чем ты думал? — Когда он не получил ответа, то потянулся и дал Габриэлю подзатыльник. — Серьезно. О чем, черт возьми, ты только думал?

Габриэль отодвинулся и практически зарычал на него:

— Они избили Криса. Пришло время напомнить им, что мы можем нанести ответный удар.

— Так, постой. — Майкл приподнял брови — явный признак сарказма. — А чтобы вас арестовали — это тоже часть твоего гениального плана?

— Да пошел ты!

— Как обычно.

Габриэль наклонился, и фары осветили его глаза, заставив их сиять.

— Не я должен был брать его. Может, если бы тебе не было наплевать...

— Может, если бы мне не было наплевать? — Майкл схватил его за руку. — Послушай ты, маленький...

Тогда Габриэль замахнулся на него, и машина вильнула в сторону.

— Эй! — Крис ухватился за ручку дверцы.

Они сцепились на переднем сидении, едва сдерживая свою ярость

Он отстегнул ремень безопасности и схватил Габриэля за руку, когда Майкл снова взялся за руль. Крис обхватил рукой шею Габриэля и прижал его к подголовнику.

— Отпусти меня, — выдавил Габриэль. — Черт возьми, Крис, пусти...

— Остынь.

Сейчас Крис жалел, что Габриэль не поехал во внедорожнике с Ником. Нику лучше удавалось противостоять гневу его близнеца.

— Вы оба остыньте. Мы почти дома.

Но приезд домой ничего не решил. Габриэль высвободился из хватки Криса и высунул голову из машины еще до того, как грузовик полностью остановился.

— Подожди, — позвал Майкл. — Не думай, что на этом все.

Он припарковал машину и вылез из кабины.

Крис вытер капли дождя со своих щек и последовал за братьями.

Ник оставил внедорожник позади грузовика.

— Что у вас там произошло? — крикнул он, хлопнув дверцей.

— Просто у твоего братца случился приступ гнева, — прокричал Майкл в ответ. Он почти догнал Габриэля и уже протянул руку, чтобы схватить его. — Убегаем? И кто теперь из нас задница?

Габриэль резко развернулся и ударил его кулаком.

Майкл ударил в ответ.

Крис не понимал, что замер на месте, пока Ник не оказался возле него. Он слышал их дыхание, слишком быстрое, порывы ветра, смешанные с дождем и его бешеным пульсом. Крис переминался с ноги на ногу, желая вмешаться, но просто не знал, кому помогать.

Молния ударила в дерево позади дома. Прогремел гром, и попадали ветки.

Крис ощутил это через дождь. Молния искала себе цель.

Другой удар вонзился в землю как копье света, ударив где-то между ним и Майклом. Третий пришелся на самый край перил на крыльце. Вспыхнул небольшой огонь, пожирая полосу дерева.

Крис выругался и стал просить дождь о помощи. Он пролился и потушил огонь.

— Это уже слишком, — сказал Ник. — Он не может его контролировать.

Он двинулся вперед.

Молния ударила прямо перед ними. Крис схватил Ника за руку и дернул его назад. Внезапно он почувствовал себя легкой мишенью.

Теперь Майкл удерживал Габриэля, прижимая его к земле. Молния, нырнув сквозь небо, ударила в трех футах от плеча Майкла. Она зашипела в траве и на мгновение осветила двор.

Ник высвободился.

— Черт возьми, Майкл, отпусти его!

Майкл выругался, глядя на Габриэля.

— Попробуешь снова и узнаешь, что я с тобой сделаю.

— Пошел ты! — сказал Габриэль. Его глаза полыхали яростью.

Ник схватил Майкла за руку и потянул назад. Крис пришел на помощь брату. Это, должно быть, дало необходимую возможность Габриэлю скинуть с себя брата прямо на траву.

Но Габриэль все еще черпал силы от бури. Крис чувствовал, как гнев буквально сгущался в воздухе, готовясь к атаке.

— Прекратите! — закричал Ник. — Габриэль...

Они не были достаточно быстры. Поэтому Крис навалился всем своим телом на Майкла и оттолкнул его, отбрасывая в сторону, отчего тот проехался спиной по грязи несколько футов.

Молния прорезала ночь и ударила прямо туда, где они были секунду назад.

Туда, где совсем недавно был Майкл.

Габриэль почувствовал опору под ногами, отступая назад по мощеной дорожке и все еще сжимая кулаки. Его дыхание было учащенным, а глаза темными. Майкл встал рядом с Ником, ближе к крыльцу, принимая напряженную позу, чтобы быть готовым к движению Габриэля.

Крис остался стоять в темноте у дороги, не имея понятия, на чьей он стороне.

Через некоторое время Майкл выпрямился.

— Это было нарочно?

Габриэль, скалясь, смотрел на него в упор.

— А это имеет значение?

— Да, — сказал Ник. Он был зол. — Имеет.

Высокомерие частично исчезло из выражения лица Габриэля. Его плечи опустились. Он взглянул на Ника, а потом на Криса, как будто оценивая нанесенный ущерб.

Затем его взгляд снова вернулся к Майклу.

— Не все.

Майкл выпрямился, будто готовясь к очередной драке.

Но Габриэль не двигался.

— Ты не наш отец.

Его голос был тихим, перекрываемым дождем. Где-то в небе сверкала молния.

Майкл вздрогнул, почти незаметно, но Габриэль заметил это и улыбнулся.

Ник подошел к своему близнецу.

— Хватит. Давайте лучше пойдем внутрь.

Габриэль пришел в себя и направился к Майклу, останавливаясь напротив него.

— Так или иначе, ты был бы дерьмовым отцом, — сказал он. — Но все в порядке. Эта не та роль, которая тебе подходит.

Майкл стоял на своем.

— Да? И какая же роль мне подходит?

Габриэль невесело рассмеялся и повернулся к дому.

— Пошлите, ребята.

— Эй! — тон Майкла был резким. — Так какая роль мне подходит?

В дверном проеме Габриэль обернулся.

— Нашего брата, придурок. Нашего брата.

Он зашел в дом, а за ним — Ник.

Крис посмотрел на Майкла, стоявшего под дождем. Тот посмотрел на него в ответ.

А потом Крис разорвал зрительный контакт, прошел мимо него и проследовал за близнецами.

Глава 6

В четверг Криса не было в школе. Его отсутствие было замечено Беккой на третьем уроке английской литературы, и на четвертом тоже — Всемирной истории. Много он не потеряет. Мистер Бимис выглядел так, будто Крис на месте, когда они конструировали модель «Форд-Т[5]», а у него на уроке у нее обычно появляется возможность сделать маникюр «Уайт-аутом[6]».

Но сегодня в классе появился новый ученик, он стоял в передней части класса, и Бекка оторвала взгляд от своих ногтей. Старина Бимис удивленно посмотрел на него.

Потом глянул еще раз. Учитель положил руку на край своего стола.

У нового парня же было на что посмотреть. Он, конечно, уже явно перешел из возраста маленького мальчика в возраст юноши: характерная челюсть, высокие скулы, худощавые, но мускулистые руки, и ни грамма детского жирка — одни достоинства. Песочного цвета волосы, лежащие на лбу, разделяла чисто белая полоса прямо посередине челки.

Она удивилась: Кто красит волосы белым?

Но это еще не все. Одно его ухо было полностью в пирсинге. В другом было только две сережки — столько же в левой брови. Зеленые глаза, соответствующие цвету футболки, решительно смотрели на остальных учеников, наблюдающих за ним. Его черные джинсы сидели свободно, удерживаемые потертым кожаным ремнем. Одну его руку обхватывали около пятнадцати браслетов, а также грубые шнурки, на каждом из которых висело по маленькому камешку разных цветов. На предплечьях было несколько небольших татуировок, и одна — на шее. Они выглядели как иностранные символы, такие обычно делают себе девчонки на весенних каникулах. Предполагается, что их значение заключается в одном слове, как значки мира или мудрости, а на самом деле они говорят лишь: Возьми меня.

Бимис прочитал записку, которую вручил ему парень, но не потрудился представить его классу. Не дай Бог, кто-то прервет его лекцию. Он поспешно отправил его на единственное свободное место в классе — где обычно сидит Крис. Оно находилось через ряд и две парты от места Бекки. Новенький опустился на стул, и его рюкзак упал на пол рядом с ним. Теперь Бекке был виден значок у него на шее — не азиатский, но язык девушка не смогла определить. На одном пальце она также увидела черное кольцо, а на другом — кольцо-шнурок.

Томми Данливи, который сидел через два ряда и любил кидать Бекке на стол записки двусмысленного содержания, кашлянул:

— Гомик!

Парень никак не отреагировал, лишь достал из рюкзака синюю тетрадь на спирали. А потом ручку.

Томми еще раз попытался, кашлянув громче, на этот раз эпитет был более неприятный.

Парень щелкнул ручкой. Бимис, не обращая внимания, взял мел.

Джереми Блейкхерст, лучший друг Томми, подхватил кашель:

— Педик!

А также он бросил в его сторону скрепку. Попав в плечо парню, она со звоном отскочила от края другого стола.

Некоторые ребята рядом засмеялись. Девчонки в заднем углу захихикали и зашептались.

Парень не обернулся. Но опустил ручку.

Томми согнул скрепку так, чтобы ее зубцы торчали, и с помощью резиновой ленты соорудил подобие рогатки.

На этот раз он даже не потрудился кашлянуть.

— Эй, педик.

Затем он оттянул скрепку и отпустил ее.

Парень обернулся. Он резко выбросил руку вверх и в воздухе поймал скрепку.

Последовал коллективный удивленный вздох тех, кто за этим наблюдал — включая Бекку. Бимис продолжал бубнить.

Рука парня сжалась в кулак вокруг скрепки, и на какое-то мгновение Бекке показалось, что он собирается замахнуться и устроить драку прямо здесь посреди Всемирной истории.

Но тот приподнялся со своего места, потянулся через стол другого ученика и бросил погнутую скрепку перед Томми.

— Послушай, чувак, — сказал он, его голос был низким и серьезным. — Если хочешь о чем-то спросить меня, то набираешься мужества и делаешь это как следует.

Все засмеялись, включая Джереми. Томми скинул скрепку с парты и закипел от злости.

Новичок отклонился назад, чтобы сесть на свое место. Но по пути он поймал взгляд Бекки, наблюдавшей за ним, и улыбнулся.

Она была так поражена, что не улыбнулась в ответ.

Потом Бимис задал вопрос и отвернулся от доски. Новенький уже сидел лицом вперед и держал ручку над тетрадью.

Крошечный треугольник линованной бумаги упал на ее парту. Томми Данливи пытался скрыть ухмылку.

Бекка не хотелось разворачивать послание, но почему-то незнание всегда было хуже. Поэтому она развернула ее.

«Ты ожидаешь счастливого конца?»

Бекки смяла в кулаке листок, и ей захотелось ударить Томми. Она хотела уметь остроумно парировать и хоть немного обладать той непринужденной харизмой, что была у новенького. Чтобы заставить весь класс смеяться и поддерживать ее.

Но у нового парня была безупречная репутация.

У Бекки же не было на это шансов.

С тех пор, как началась учеба, они с Квин во время ланча сидели отдельно за одним из столиков ближе к заднему лестничному проему. Это место было меньше по размеру, в самом далеке от основного коридора и линии раздачи, вроде как спрятанное за одной из колонн. В прошлом году каждый ланч они проводили с Дрю и его дружками-спортсменами, и Бекка хихикала и краснела, когда Дрю съедал половину ее еды. Они с Квин никогда не были популярными, пока Дрю не проявил к ней интерес. Им ужасно нравилось такое внимание.

Какая глупость.

В окна непрестанно барабанил дождь, заставив всех находиться внутри, отчего кафетерий стал похож на массовку. Очередь за едой была еще одной возможностью для нападок на Бекку, поэтому они с Квин обычно обходились бутылками с водой. В такой день, как сегодня, каждое место было ценно, и на другом конце их стола сидели и что-то строчили в блокнотах два чудаковатых физика.

Бекка думала, что они делали домашнее задание, пока не поняла, что они составляли сюжет какой-то ролевой игры.

Квин закатила глаза, посмотрев на них.

— Боже, Бекс, как думаешь, мы сможем отправить их обратно в Мордор?

Один из ребят глянул на нее.

— Заткнись, Квин. Почему бы тебе не отправиться есть в ванную вместе с остальными чудаками?

Бекка вздохнула и покрутила в руках бутылку с водой. Та уже становилась теплой. Она смотрела, как дождь застилал окна, и начала отрывать с бутылки этикетку. Еще четырнадцать минут «ланча».

Как обычно она голодала.

— Извини, моя пре-е-еле-е-сть, — сказал Квин. — А почему бы тебе не поесть в лаборатории с остальными неудачниками?

— Ух ты! Похоже, это дружелюбный столик.

Бекка резко вскинула голову. Возле Квин стоял Крис Меррик, держа поднос с едой. На нем была расстегнутая клетчатая рубашка, поверх синей футболки. Опухоль вокруг глаза спала, но синяк вдоль скулы был впечатляющим. Его волосы едва прикрывали ссадины на виске.

На самом деле, он, на удивление, выглядел хорошо, учитывая полученные раны. Футболка делала его глаза еще более голубыми, колючими, интуитивными и застывшими на ее лице.

У нее сильно застучало сердце.

— Э-э, — произнесла она. — Привет?

Он уронил поднос на стол рядом с Квин, а потом перекинул ногу через скамейку, чтобы сесть.

Все за столом уставились на него.

Он взял картошку фри, оглядываясь по сторонам. Затем одарил физиков полуулыбкой.

— Как дела?

Квин вытаращила глаза на Бекку.

— Почему Крис Меррик сидит рядом со мной?

Крис надел крышку на стакан с содой.

— Ты же понимаешь, что я тебя слышу, да?

Бекка не могла перестать пялиться на него.

— Что ты здесь делаешь?

— И что, черт возьми, случилось с твоим лицом? — сказала Квин.

Он приподнял бровь и выпрямился.

— Вообще-то я пошутил насчет «дружелюбности стола», но я умею понимать намеки...

Бекка быстро покачала головой.

— Я просто... Я имела в виду... что тебя не было в школе утром.

— Была бурная ночь. — Он пожал плечами и взял еще одну картошку. — Майкл дал мне отоспаться.

Он посмотрел вниз, очевидно, только заметив, что он единственный, кто ел.

— Ребята, а вы уже поели? Я едва вышел из очереди.

Квин сделала глоток воды.

Бекка посмотрела в сторону.

— Нам не очень-то хочется нарываться.

— Держите, — он протянул яблоко. — Я просто не могу есть, когда вы смотрите на меня.

Квин фыркнула.

— Этот символизм может убить меня.

Крис усмехнулся, убрал яблоко и откусил от него.

— Тогда я его съем.

Он пододвинул поднос с картошкой на середину стола.

— А вы ешьте картошку.

Глаза Квин расширились.

— Но... что тогда ты будешь есть?

Перед ним все еще лежали груша, два куска пиццы, стакан яблочного сока, пластиковая миска с макаронами и сыром. Он пожал плечами.

— Я обойдусь.

Квин взяла одну картошку, почти нерешительно.


2675983521907690.html
2676022935592932.html
    PR.RU™